Город, рождённый войной

Город, рождённый войной

Статья М. Дроздова в Черноголовской газете. № 48 (748) 30 июля 2005 года. 

Когда задумывалась серия небольших очерков о «городах науки» в Восточном Подмосковье, то Электросталь тоже в это число вошла. Конечно, знаменита она больше своими чрезвычайно важными заводами. Но «чрезвычайно» — еще и потому, что эти заводы были всегда огромными лабораториями для всей нашей промышленности. Да, таковы и «Электросталь», и 12-й (потом п/я № 3, ныне Машиностроительный, а на самом деле Атомный) завод, и Ново-Краматорский, ныне ЭЗТМ. Последний завод появился тут уже во время войны, переехав с Украины в апреле 1942 года, а вот первые два дали жизнь городу.

Начнем с Атомного. Он и был первым. Только назывался он в документах 1915 года Богородским снаряжательным заводом (там снаряжали, т.е. начиняли взрывчаткой боеприпасы) контрагента Главного артиллерийского управления Н.А. Второва. Кто это такой? Выдающийся деятель отечественной промышленности, по некоторым сведениям — самый богатый русский предприниматель на 1917-й год, Николай Александрович Второв родился в Иркутске в 1866 году, с конца того века жил и работал в Москве. Начинал, как и его отец, с торговли, потом объединил и возглавил ряд текстильных предприятий, потом занялся военной, металлургической, химической промышленностью. Это все уже в Первую мировую войну.

Фронт задыхался без снарядов. Второв строит в Москве два завода артиллерийских боеприпасов, но их масштаб не удовлетворяет ни его, ни армию. В октябре 1915 года состоялась предварительная договоренность о строительстве гиганта ВПК в местечке Затишье вблизи Богородска.

Железная дорога от Фрязева в уездный город функционировала к тому времени уже 30 лет. В середине пути в лесных дачах заготавливали дрова, был здесь полустанок Затишье. Хорошее название, говорящее (молчащее!) само за себя. Но не склеилось что-то у лесопромышленников, а тут появился Второв и скупил всю землю вокруг в 1916 году 6 тысяч мобилизованных крестьян начали строительство. Мощность завода планировалась для начала 30 тысяч снарядов в сутки. И 28 февраля 1917 года первые изделия были собраны.

Металлургический завод тоже основан Второвым, несколькими месяцами позже снаряжательного. Он выдал первую продукцию в ноябре 1917 года. Кто-то штурмовал Зимний, обстреливал Кремль. А кто-то упорно создавал в России высококачественную, мирового уровня, электрометаллургию. Это был эксперимент в масштабах всей страны. Но было тут учреждение, которое занималось экспериментом в масштабах завода. И наука там творилась серьезная — хоть и прикладная, а настоящая, доброкачественная, как и сталь.

Недаром в Центральной лаборатории завода «Электросталь», а речь о ней, работали десятки кандидатов и докторов наук. Это в 80-е годы. И недаром в 30-е годы приезжали сюда консультировать, да и узнавать кое-что из первых рук, и «папа Иоффе», и А.А. Байков, и Н.С. Курнаков, и иные, все академики. Провели тогда, 15 марта 1934 г., первую научно-техническую конференцию. Другие заводы еще не знали такого. А ведь и начиналось все в Затишье с крупных наших ученых-металлургов, приглашенных Второвым, — В.Е. Грум-Гржимайло, Н.И. Беляева, Б.В. Старка (он и был первым завлабом, преподавал параллельно химию, кстати, в Богородске в школе Короленко)…

Разработанные здесь сложнейшие по составу и выдающиеся по свойствам сорта стали сначала для автомобилей, потом для авиации, потом для космоса — послужной список, высшие достижения местной и одновременно всей отечественной металлургии. 240 миллионов снарядов (15 миллионов только кумулятивных противотанковых), мин и бомб в годы Великой Отечественной войны, уран для всех первых атомных бомб, ТВЭЛы (тепловыделяющие элементы) для всех атомных электростанций — вот визитная карточка «Элемаша» (это нынешняя коммерческая марка бывшего «12-го»).

Н.А. Второв
Н.А. Второв

Но вернемся к «нашим баранам», т.е. к лабораториям научным и к институтам. В довоенных еще документах фигурировал НИИ-26 и «начальник его тов. Бирюков». На плане Электростали того же времени, где тщательно убрано все, что касается 12-го завода, сохранена надпись — ЭНИТИ. Явно, это какой-то институт. Возможно, связанный с противогазами и т.п. В 1937 году цеха химической защиты (были там и такие) из снаряжательного завода выделены в самостоятельное предприятие № 395. В городе его называли просто Химпром. В НПО «Неорганика» были разработаны и созданы уникальные системы химической защиты для армии и населения, для очистки воздуха на атомных лодках, для стратегической авиации, да и для гражданских целей. Имелся у них собственный пионерлагерь (в нашем Ивановском, кстати) — организация солидная, значит, была. Известная электростальская журналистка Вера Эдемская должна была недавно выпустить книжку о предприятии, но пока ее у меня нет. Черноголовские ученые весьма плодотворно сотрудничали с этим НПО, использовали в своих экспериментах его «активированные угли» с замечательными показателями.

Ну и упомянем еще два научных учреждения Электростали. Государственный специализированный проектный институт Минатома РФ. Как написано в одном издании 1998 года, «он стоял у истоков создания ядерного щита державы и до сих пор остается лидером в разработке технологий для своей области». Сказано солидно и не толкает на проявление несанкционированного любопытства. И из того же источника о другом НИИ: «НИКБООР занимается эргономикой рабочих мест — от библиотеки до атомной станции». Вот это мило и хорошо. Вопрос, конечно, есть: нынче-то занимаются у нас «эргономикой»?

Не всю «науку» местную мы назвали, но и названного достаточно. Электросталь сравнительно большой город: 148 тысяч жителей было (в Ногинске 118). Мне многое нравится в этом городе, на что, может, и внимания другие не обращают. Светлый городской музей, он же — и художественная галерея. Удивительные музеи на обоих главных заводах. Удивительная краеведческая библиотека в ДК им. Горького, где так приветливо встречают. Удивительный человек — историк 12-го завода С.М. Гельман. Конечно, это город без древней «исторической части», но и без грязи и развалин. Широкие проспекты, зеленые парки, памятник Второву, поставленный в 2002 г. А вот он неудачный, с моей точки зрения. Но тут главное в том, что город нашел моральные и материальные силы воздать должное своему основателю, и, как ни посмотри, — великому деятелю, при всех его, теперь мы знаем и про это, недостатках и человеческих слабостях.

Под конец упомяну еще вот про какой интересный момент, касающийся науки. Перед самой революцией Второв вошел в оргкомитет по строительству Химического института в так называемом Обществе Московского научного института. Общество построило Биологический институт (для Кольцова), Физический (для Лазарева, сейчас это ИПМ им. Келдыша), а до Химического тогда дело так и не дошло. Планы русских ученых и прозорливых предпринимателей стали осуществляться уже после 1918 года и на другой основе. А Второва убили при невыясненных полностью обстоятельствах как раз в 1918 году. Могила его, рядом со Станкином, не сохранилась. Зато истинным памятником ему — вся Электросталь.

Нет смысла излагать в подробностях историю города вообще и научную в частности. Написаны и пишутся книги. Но вот только хотелось бы в год 60-летия Победы отвлечься от чисто научной темы и вспомнить позднюю осень 41-го.

Мне рассказывали, а я представлял себе эту картину. Страшный холод. Москва как вымерла. Немцы давят. 12-й завод эвакуирован. В Электростали осталось только что-то небольшое и устаревшее. И продолжает работать! А до фронта 30 км, и там нет боеприпасов. Если бы не остатки «12-го» и оставшиеся женщины, ребята, редкие кадровые рабочие! Они снаряжали, снаряжали и снаряжали взрывчаткой снаряды. Спали у рабочих мест, если спали вообще, перекусывали тут же, если было что. Заградотряды сзади их не стояли, — стояли длинные очереди полуторок с боевых позиций, их тут же грузили снарядами, бомбами и минами. Через час-другой они были уже в частях, их уже жадно ждали голодные рты минометов и затворы орудий, чрева бомбардировщиков, еще немногочисленные «Катюши». Не морозы спасли Москву и не только панфиловцы, сибиряки и генерал-лейтенант Рокоссовский. Электростальские боеприпасы в самый критический момент помогли несказанно. Низкий вам поклон, старики и ребята 41-го.

А для иллюстрации посмотрите на этот снимок военного времени, взятый из недавней электростальской книжки. Гляньте на этого парнишку у сложнейшего для того времени станка. И помолчим давайте вместе. За всех этих мальчишек и девчонок, выковавших оружие Победы своими детским руками.

Михаил Дроздов

Примечание. В газете почему-то не напечатали фото времён войны, описанное в тексте.

Источник: Сайт Богородск-Ногинск 

Владимир Романович Николаев

Николаев В.Р.

Родился 19 августа 1919 года в деревне Дмитрово ныне Духовщинского района Смоленской области в семье крестьянина. Жил в Электростали, работал на заводе «Электросталь» вальцовщиком. С 1941 года в Советской армии и на фронте.

Наводчик орудия 1309-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка (46-я истребительно-противотанковая артиллерийская бригада, 21-я армия, Ленинградский фронт) комсомолец сержант Николаев в бою 10 июня 1944 года в районе поселка Александровка (Всеволожского района) был дважды ранен, но не покинул поля боя, пока боевая задача по подавлению огневых точек противника не была выполнена. В бою за железнодорожную станцию Тали (10 км северо-восточнее г. Выборг Ленинградской области) оставшись один у орудия, продолжал вести огонь и нанес противнику значительный урон. Звание Героя Советского Союза присвоено 21 июля 1944 года. Награжден орденами Ленина, Отечественной войны 1 степени медалями.

Погиб 30 января 1945 года. Похоронен в поселке Ушаково Гурьевского района Калининградской области. Навечно зачислен в списки воинской части.

В честь Героя названа улица и установлены мемориальные доски на прокатном цехе завода и на школе № 3 города Электросталь.

Владимир Дмитриевич Корнеев

korneevv

Владимир Дмитриевич Корнеев родился 28 февраля 1924 года в поселке Глухово Ногинского района (ныне в составе г. Ногинска) в семье комбрига РККА Дмитрия Ивановича Корнеева. В 1939 году семья переехала в Электросталь, и Володя поступил учиться в седьмой класс школы № 3. В начале войны работал на заводе.

В июле 1942 года был призван в ряды Красной Армии и после непродолжительной учебы направлен минометчиком в 112-ю стрелковую дивизию 62-й армии. В боях под Сталинградом был ранен.

После выздоровления был направлен для прохождения службы в 41-ю гвардейскую отдельную разведывательную роту 39-й гвардейской стрелковой дивизии. За успешное выполнение одного из заданий В.Д. Корнеев награжден орденом Красной Звезды, а в апреле 1944 года — орденом Славы III степени. Кандидат в члены ВКП(б).

Свой главный подвиг гвардии старший сержант В. Д. Корнеев совершил при форсировании реки Вислы 1 августа 1944 года при захвате плацдарма. Он первым высадился на левый берег Вислы, увлекая за собой разведчиков, и под непрерывным огнем противника первым ворвался в траншею врага, застрелив немецкого офицера. Затем, с небольшим отрядом солдат, он выбил немцев со второй линии обороны, лично уничтожив в этой схватке 6 гитлеровцев и 2 ручных пулемета и захватив вражескую технику.

Звание Героя Советского Союза Владимиру Дмитриевичу Корнеев было присвоено 24 марта 1944 года.

Погиб 13 сентября 1944 года в боях около деревни Цецюловки, в 40 км от Вислы. Похоронен в селе Целеевка в 9 километрах севернее города Магнушев, Польша.

В честь В. Д. Корнеева в Электростали названа одна из улиц.

Пётр Андреевич Жулябин

Жулябин

Пётр Андреевич Жулябин (12.07.1905-22.10.1943 ) — участник Великой Отечественной Войны, Герой Советского Союза

Пётр Жулябин родился 12 июля 1905 года в селе Усть-Каремша (ныне — Нижнеломовский район Пензенской области). Окончил начальную школу. С 1923 года проживал в Ногинске, работал грузчиком на железной дороге. В 1931 году переехал в Электросталь, работал землекопом, бетонщиком. В 1941 году Жулябин был призван на службу в Рабоче-крестьянскую Красную Армию. С января 1943 года — на фронтах Великой Отечественной войны. Участвовал в Курской битве, в ходе которой сбил два вражеских самолёта. Воевал орудийным номером расчёта младшего лейтенанта Александра Асманова в составе 981-го зенитно-артиллерийского полка 9-й зенитно-артиллерийской дивизии 40-й армии 1-го Украинского фронта. Отличился во время битвы за Днепр.
В ночь с 28 на 29 сентября 1943 года батарея, в составе которой был расчёт Асманова, переправился через Днепр в районе населённых пунктов Луковица и Великий Букрин Мироновского района Киевской области Украинской ССР на Букринский плацдарм. В тот же день расчёт Асманова сбил один немецкий самолёт. 21 октября батарея лейтенанта Константина Аксёнова заняла позиции на окраине села Ходоров. На рассвете следующего дня противник предпринял массированный артобстрел и ряд авианалётов. Зенитчики сбили ещё один самолёт, однако одной из сброшенных бомб, попавшей в орудийный окоп, весь расчёт Асманова был убит. Зенитчики были похоронены в братской могиле в Ходорове.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 декабря 1943 года за «мужество и отвагу, проявленную в боях на правом берегу Днепра» ефрейтор Пётр Жулябин посмертно был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Тем же Указом это звание было присвоено всем остальным бойцам расчёта.
Также Жулябин был награждён орденом Ленина и медалью «За отвагу».
В честь Жулябина названа улица в Электростали.